coffe_maniac

Categories:

4-й день. Жигинджи

После обеда, из бутербродов с колбасой и сыром, или с салом, кому как, пошло знакомство в стиле «Привет я Саша, и я алкоголик», наконец случилось радостное. Объявили тот самый поход. То есть, мы не пойдём на эко-тропу, но мы пойдём к водопаду. Поход встретили с воодушевлением, я же с опаской.

В 2 часа, группа из 18 человек, выдвинулась из посёлка. Вначале дорога пошла легко, спуск-спуск-спуск, но уже тогда в голове крутилась назойливая, занудная мысль «Это сейчас-то спуск, а назад-то подъём». Эх, провидиц. Мы спустились вниз относительно легко, а потом начался он, подъём. Через пять метров стало понятно, что я буду в конце, да я с самого начала это знала. Я начала чувствовать себя обузой сразу. Одного из группы сделали замыкающим, и я очень хорошо понимала, что плестись Денису со мной не комфортно. Я знаю что говорю! Это как идти на рынок с бабушкой, которая тяжело ходит. Он ни в какую не шёл мне на уступки, не желая меня обгонять. Как замыкающий, он действовал правильно, но…. Мне было комфортно идти последней, в своём темпе. Я точно знала, что не потеряюсь. Тропа была не опасная, шла в одном направлении, никуда не петляла. Самое странное, я даже не боялась. Говорили, что расшатались медведи, но всё равно, страха перед хищниками, именно в тот момент не было. В общем, уговорила я Дениса, он нашего гида Катю, и я поплелась. Меня едва ли не раздели, считали, что раз на мне много одежды, то мне тяжело идти, и что рюкзак у меня тяжёлый. Но вот что снять и отдать не согласилась, так это рюкзак, запихнула туда куртку, закатала рукава флиски и вперёд. Он не был так тяжёл, я всю жизнь хожу с рюкзаком, а голая спина, это пардон, почти раздетый. 

В общем, какое-то время мы поднимались. Я уговаривала меня бросить, сначала не соглашались. Но в какой-то момент, когда дыхалка меня совсем подвела и я стояла как пёс в жару, едва ли не высунув язык, Катя решила, что меня оставит, а сама пойдёт с группой наверх, а потом вернётся за мной. В общем, они пошли, а я осталась. Избавилась от косметики. У меня жутко слезились глаза от ветра, эта проблема у меня каждый холодный месяц. Просто слёзы льются, и всё, так застилают, что ничего не видно. А тут стёрла туш, и трындец, какое облегчение. И будто с косметикой стёрлась усталость, и врубилось упрямство. Я такая себе говорю «Эй, ты, дура, ты отдала деньги, прошла полпути, просто для того чтобы стоять и тупо ждать, что за тобой кто-то придёт. А ну взяла себя в руки, и медленно почесала». И вот, с перерывами, я стала подниматься. Прикиньте, я подниматься. И пошла динамика. Когда я шла в группе, мне казалось, что я ползу, всех задерживаю, а здесь я почувствовала настоящий подъём сил. Никто не торопил, не подгонял, пусть не словами, но мысли, наверняка, такие всё же были. И в общем, я же почти поднялась, когда Катя спустилась за мной. 

Я, честно говоря, думала, что меня будут все ненавидеть, но люди меня подбадривали, мол я молодец, для своего первого похода. И так вдруг приятно стало. 

Все любовались водопадом, а я честно говоря, не могла оторвать взгляд на долину. Не так был красив водопад, как всё что расстилалось перед ним. И стоя там, у меня поселилась в голове мысль, что в следующий поход, я хочу одна. Она появлялась в моей голове и позже, но именно тогда она сформировалась. Ты идёшь так, как ты хочешь, ты останавливаешься, столько, сколько захочешь. Правда, нет поддержки, но за то, ты не будешь не для кого обузой. 

А вообще, в горах у меня не было мыслей, вот такая странность. Ты не думаешь о городе, не думаешь о родных. Ты думаешь только о дороге, о том куда наступить, как поставить палку, и ничего лишнего. Такая лёгкость, некое обнуление. Может, это даёт монотонность, не знаю. Но всё о чём я думала в Безенги, это то, как я с первого дня влюбилась в это место, как красиво здесь, и как хочется вернуться, даже не успев покинуть это место. Ты скучаешь уже от мысли, что придётся уехать. 

Спуск дался мне легко, настолько легко, что я поразилась. Многие ненавидели спуски, а мне наоборот нравились, даваясь с лёгкостью, намного легче чем подъёмы. Да, я всё ещё была аккуратна, не желая слететь на попе по земляным ступеням, но всё же, это был прорыв. 

Во второй части пути пошла морось, противная такая, но я, чтобы никого не тормозить, не стала останавливаться, чтобы надеть дождевик. Некоторые из группы  убежали вперёд, их отпустили, потому что наверху было холодно, а некоторые ещё не успели нафотографировать, шли вместе с нами, нацепив дождевики. К лагерю пошёл тот самый подъём, о котором я подумала вначале, и только поэтому мы плелись долго. Как сказала Катя, она не может меня отпустить одну только из-за тумана, мало ли что. В общем, до лагеря мы ползли лишние полчаса. Каюсь, виновна. 

В номер я пришла мокрая, с куртки текло, ботинки были влажные, рюкзак насквозь. Оказалось, что я замёрзла, пока не вошла в номер, даже не чувствовала. Наверное, сыграли, влажность, ветер, усталость. Разделась, стянула влажную одежду и юркнула под одеяло. Знобило даже больше не от холода. Знаете, такое бывает, когда перенапряжёшь мышцы. На ужин я не пошла, просто была не в силах. Девчонки перепугались, принесли мне апельсин из столовой. Учитывая, как я ползла, наверняка думали, я кони двинула. Но ничего, нас так легко не возьмёшь. 

Долго лежала, пялилась в потолок, не спала. Что-то там диктовала на телефон, чтобы не забыть. И никакого раздражения. Усталость, да, но я гордилась собой. Первый поход, хоть и скрипя зубами, но взяла. Ещё предстояли другие, более сложные дни, но главное, этот я взяла. 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded