coffe_maniac

Categories:

5-й День. На поляне. Козлы.

Не моё фото, но так выглядит этот самый кавказский тур вблизи
Не моё фото, но так выглядит этот самый кавказский тур вблизи

В какой момент дорога пошла вниз. После длительного подъёма, была хоть какая-то радость. Шёл тритий час дня, и честно говоря, я уже не уверенна, во сколько мы вышли в тот день. В какой-то момент тропа спустилась так низко, что я стала идти вдоль реки. В этом участке течение было тише, и отлично просматривалось дно. Но здесь река не была такая чистая, как в более бурных её потоках. Вода обладала некоторым серым оттенком, будто её посыпали пеплом.

Чем я ближе подходила к концу нашего маршрута, к ущелью, тем меньше становилось туристов, и уже становилась тропа. В какой-то момент, я вышла на поляну, перешагнула тот узкий ручеек, в который превратилась река, и направилась к нашим ребятам.

Они уже накрыли импровизированный стол, нарезали бутерброды и наварили чай. Ждали ли они нас специально, или просто так совпало, я старалась не задаваться подобными вопросами, прекрасно понимая, что моё медлительное передвижение задерживало всю группу. Но нет, никто ничего не сказал, может подумали, но не сказали.

Мы сели обедать. Нужно отдельное слово сказать об обедах на привале. Я человек в еде привередливый, а в горах у меня аппетит пропал совсем, но здесь я за милую душу всегда уминала бутерброды. Мне хватало двух бутербродов, чтобы не хотеть есть до следующего утра. Честно говоря, иногда этих двух бутербродов мне хватало до следующего обеда. 

Травяные чаи, это тоже та вещь, которую я никогда не выпью где-нибудь у себя дома, они мне больше напоминают лекарственные травы, которые ты пьёшь при бронхите, а здесь я даже как-то не заморачивалась, просто подставляла кружку, когда разливали. 

Травы собирались тут же, по дороге, и я не интересовалась, что это за травы, а если что-то и говорили, их названия выветрились из головы, за ненадобностью, но это были вкусные чаи, не верю, что я об этом говорю, человек который пьёт только кофе. 

После трапезы все расползлись по поляне. Кто-то искал уединения, кто-то фотографировал, а мы же развалились на поляне, на мягкой травке, и смотрели на облака и вершины гор. Знаете, это было так странно, ты лежишь, солнышко печёт, и так тепло, но стоит подняться с земли, и тебя продувает холодным ветром, так что я предпочитала лежать. 

В общем такой момент забавный произошёл. Лежала я, смотрела на солнышко, и тут прямо петь захотелось. А вслух не стала, мало ли, кто что поймёт. Ну и я тихонечко шепотком, начала напевать Мельницу «Волкодав», ну знаете, всё навевает: «Почувствуешь в воздухе, не здешние отзвуки», навивает в общем. И тут надо мной появляется чья-то голова, и спрашивают «Саша, ты молишься что ли?» Ну я объяснила, что нет. А сама-то думаю, наверное, человек, который еле полз, который почти подыхал на каждом переходе, должен молиться и благодарить бога. Но я не молилась, а просто пела, светит солнышко, под спиной пушистая трава, наш островок безмятежности дугой огибает река, наверху вершины гор и пушистые как вата облака, ну как тут не петь? Не знаю. 

В общем, решила я полежали и хватит, нужно облегчиться, и в путь. Нашла какой-то большой булыжник, где меня не видно, сделала все дела, поднимаюсь, и тут слышу вопль «козлы-козлы-козлы». Ну я уже решила обидится, вроде как неужели за то, что мы разбрелись, нас так приласкали. Кстати, не одна я так подумала. Вернулась я на поляну, а там наши все застыли с камерами на перевес. По высокому холму, бежали они, целое семейство туров. Юркие, вёрткие, быстры, гордо бежали они по склону, даже не думая, что толпа туристов застыла, глядя на них, позабыв все свои дела. Я и не сразу разглядела, пришлось надевать очки. И стояли мы, смотря на них. Вот тебе и козлы, самые настоящие горные туры. Долго потом ещё над этой историей смеялись.

Многократно увеличенное лично мной фото, оптика слабовата, но вот это самое семейство туров
Многократно увеличенное лично мной фото, оптика слабовата, но вот это самое семейство туров

Посидели мы ещё немного там, и стали сворачиваться, близился четвёртый час. Гид, который меня сопровождал, отправился изучать другой маршрут, а меня поставили вперёд с Катей, нашим первым инструктором. Как я уже говорила, спуски мне давались намного легче, чем подъёмы. Иногда, конечно, или я, или кто-то тормозил, но шли, наверное, всё же медленно. Под конец пути, даже кто-то запел, настроение было боевое. 

В какой-то момент, когда да альплагеря оставалось немного, часть группы пошла вперёд, а я Катя, и ещё двое ребят остановились передохнуть. Всё же, очень начинали болеть мышцы, ещё не так сильно, но я уже представляла, какая у меня будет сумасшедшая ночка. 

Спустились мы в альплагерь. У меня ещё хватило сил зайти купить себе минералки и хлеба, но ноги меня уже плохо слушались. Пятки горели, говорить не хотелось, не считая короткого разговора с юношей, который расспрашивал каким маршрутом мы ходили. 

На четвёртый этаж, под свою крышу где я жила, я уже ползла. Хватило сил только снять куртку и положить продукты на стол, я рухнула на кровать прямо так, в одежде, положив ноги в ботинках на спинку кровати. Минут двадцать я просто тупо лежала, приводя своё самочувствие в порядок, на ужин, и куда-либо я не пошла. 

Мне предстояла самая трудная ночь. У меня поднялся жар, болели все мышцы, но особенно сильно болели ноги. Я не могла лежать на боку, если поворачивалась, то приходилось вновь ложится на спину. Спала я плохо, и уже была точно уверена, завтра я никуда не пойду.

Встав ночью в туалет, и спустившись на третий этаж, я честно чуть ли не рыдала, мышцы кололо, они все горели огнём, ноги почти не сгибались, а каждый шаг обжигал болью. Но я уговаривала себя, только один день отдыха, а после завтра снова в горы. Пока эта установка действовала, а спать оставалось всего несколько часов, полных боли и страданий.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded