coffe_maniac

Category:

Моё первое землетрясение


Думала, чтобы написать в блоггерскую осень, и почему-то мне вспомнились события пусть и не радужные, почти двадцатилетней давности. Шёл 2001 год, первые числа октября. Я училась в третьем классе, когда случилось моё первое землетрясение. Раньше я видела их только по телевизору, а если и были толчки то короткие, связанные с уничтожением боевых отходов в Капустином Яре. 

В тот раз началось всё по-другому. Вечер. Мама поздно вернулась с работы и мы делали математику в зале. Бабушка сидела у себя в спальне. Вдруг резко закачалась люстра, знаете, трёхрогая такая, советская, с круглыми плафонами. Потом и антенна начала из стороны сторону шататься. Мы живём у железной дороги, и такое явление вполне нормально, когда приближается тепловоз. Посуда звенит, двери скрипят. А тут посуда даже не позвякивала, но люстра начинала мотаться сильнее и сильнее, как будто её кто-то толкнул, словно маятник. Заволновалась кошка, страшно так забегала, заметалась, из соседней комнаты пришла бабушка, и сказала что рыбки все опустились на дно. Я по школьным урокам помнила, что рыбы на дно идут только во время вибрации или.... Я не хотела произносить это страшное слово. Я всё ещё помнила, как в 1995 году в каком-то городе от него сложился дом как карточный. 

Я начала понимать уже, что происходит что-то не то. Качались на стенах картины. Я прислонилась ухом к стене, и эта самая стена, прямо под моим лицом как будто бы шла мелкой волной, под ногами скрипели и качались половицы, создавалось впечатление, что ты идёшь по шатающимся старым доскам, или по палубе.

-Землетрясение.- Всё-таки оно было произнесено.

Пошёл разговор о том, что делать, и как быть. Мы решили, что нужно спуститься вниз и переждать. Мы живём на девятом этаже, и если бы, случился обвал, вряд ли бы нас нашли под ним, по крайней мере. я в это верила. Я сбаламутила всех, что нужно бежать немедленно. Засунув кошку в тряпичную сумку, схватив клетку с попугаями, я с сожалением поняла, что аквариум с перепуганными и залёгшими на дно рыбками, всё-таки придётся оставить. 

Мысль о том, что мы останемся в доме пережидать толчки, меня пугала. Так мы пошли вниз, на свой страх и риск в лифте, хотя знали, что в любой момент его могут выключить. Мама с бабушкой не были так напуганы как я. Но я прогрессивный ребёнок, смотрящий все новости о землетрясениях, которые в те годы были частыми, подгоняла их, сгущала краски, перечисляя все те страшные разрушения, которые видела в выпусках новостей.

Внизу уже столпились соседи. Я сжимала сумку с кошкой, боясь, что она убежит, у мамы была клетка с попугаями. Соседи галдели, нагнетали. Я попыталась сесть на скамейку, но и она покачивалась, и я перепуганная вскочила, отказавшись от этой идеи. Холодно, темно, шумно, не известно сколько это продлиться. Но, по крайней мере, на улице я чувствовала себя увереннее, чем в кирпичной коробке, которой в тот момент мне представлялась наша квартира. 

На улице мы прождали около сорока минут, пока всё не успокоилось, а потом мы вернулись домой. Спать было страшно. Я боялась, что проснусь посреди ночи, а дома нет, или не проснусь вообще, или проснусь в одиночестве среди завалов. Страхов было много.

Утром в новостях потом сообщили, эпицентр землетрясения находился в Каспийском море. Сильнее досталось Баку, какие-то разрушения были в Иране, до нас дошли эти страшные отголоски.

Трясло в течение месяца, в разное время суток с разными интервалами. К следующим двум я так же была не готова, они в основном застигали ночью. Мы не спали, но сидели и пережидали, разговаривали. Уже парочку толчков в школе во время уроков, когда нас всех вывели на улицу, я встретила вполне себе спокойно.

Землетрясения случались и потом, и не один раз, но самое страшное, выбивающее из колеи, было то, первое, октябрьское. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded